ГИД ÄKKI | Растения, мастер-классы, хендмейд: что подарить близкому (или не очень) человеку?
Процесс
December 23, 2020

ИНТЕРВЬЮ |

«Место, которое видело смех и слезы»: жизнь и смерть легендарного бара Red Emperor

Адрес Aia 10 стал дорог сердцам многих людей, посещавших культовый бар и хостел Red Emperor. Благодаря особенной обстановке, в заведении встречалось и проводило друг с другом время невероятное количество творческих людей, которые внесли большой вклад в развитие и формирование его необычной атмосферы. Однако под волной коронавирусного кризиса многим владельцам как общепитов, так и баров, пришлось сделать непростое решение в пользу их закрытия. К такому же решению пришел и владелец Red Emperor Крейг Гибсон. Мы повидались и побеседовали с ним о преимуществах путешествий, эстонских законах, альтернативной культуре и, конечно же, его главном детище.
Редактор
Павел Белослудцев
Фотографии
Red Emperor
Иллюстрации

Анита Авакова

Авторка статьи, в прошлом работница бара

Терять было нечего — окончательное осознание того, что я не в своей тарелке, довело меня до отчаянного состояния и привело к принятию нетипичных для меня решений. Открыв сайт с вакансиями, я наткнулась на первый попавшийся знакомый бар. Я была там один раз — колоритное местечко. Говорят, опыт в сфере барной деятельности там не обязателен. Оно и видно. Помню, что мне там понравилось, только вот девочки за баром были какие-то озлобленные. Позже я и сама в такую превращусь. Но это лишь видимость. Это как отпугивать негодных, чтобы оставлять рядом только стоящих. Или хотя бы стараться. 

Я пришла на собеседование и мне сразу же предложили постоять за баром. Ни о каком профессионализме речи и не было. Меня «обучала» девочка из Венгрии, которая сама работала там только месяц. В мою первую смену все возмущались, что я не заполняю до конца посудомойку и не могу сменить кеги с пивом. За полгода работы я так и не научилась их менять…

Зато я познакомилась с людьми. Хорошо иметь друзей в городе, в который переезжаешь (авторка статьи приехала в Таллинн учиться из Тарту — прим. ред.). Я не была прорывной, не отличалась умением быстро социализироваться в новых для меня группах людей. Особенно, в «вылизанных». Идеальные ученики, светлые умы, активисты, зожники — сказочные персонажи. Мне по душе естественность. За ней я и пришла неосознанно в Red Emperor.

Я видела совершенно потерянных людей — иногда они просили у меня сигареты и пиво взаймы, рассказывали мне в курилке о прелестях зимнего Кадриорга и о том, как же им в тягость вновь возвращаться в психиатрическую клинику. Я видела «настоящих тусовщиков»: они приходили часто и всегда были навеселе, играли в бирпонг, флиртовали с девушками, иногда с ними же и уходили. У них в запасе всегда была масса историй, они здоровались с каждым посетителем за руку. Иногда они приходили в середине недели, садились к барной стойке и пили в одиночку. С пустым взглядом. Изредка брали в руку телефон. Изредка отшучивались на вопросы знакомых, заставших их в таком нешаблонном состоянии. Я видела таланты: одни искусно владели несколькими музыкальными инструментами, другие смыслили в изобразительном искусстве. По крайней мере, мне так казалось — я была довольно впечатлительная. Я видела иностранцев, которые нашли в этом заведении нечто родное; нечто, что позволяло им чувствовать себя естественно; нечто, что давало ненадолго забыть о тяготах, обусловленных тысячами километров от их родины.

Я видела пожилые пары и компании, долго возмущающиеся абсолютному отсутствию выбора вина: по одному сорту белого и красного. Скоро они уже закрывали глаза на столь маленький изъян этого заведения и шли веселиться со всеми. Туда приходили не договариваясь о встрече — в этом отсутствовала необходимость. Люди пели, надрывая голос, танцевали, отбивая пятки, пили, возбужденно делились последними событиями, влюблялись. И я с ними.

— Ты из Австралии. Расскажи о своей жизни до переезда в Эстонию. 

Три года я разъезжал по миру на старом фургоне, работал в барах и ресторанах, занимался администрированием нескольких хостелов. Я начал путешествовать в 2007 году и [за это время] объехал около 40 стран. Остановившись в Греции, я жил на берегу моря абсолютно без денег. Каждый день по полтора часа сидел в интернет-кафе, когда они еще были актуальны, подавал множество заявок на работу по всей Европе. Также подал заявку и в Эстонию, наивно решив, что находится она находится на Балканском полуострове, хотя я его [полуостров] объездил (смеется). Только получив работу, я проверил местоположение Эстонии в Google Maps. «Ох, поездочка будет долгой», — подумал я, но все же занял денег у друзей и отправился в путь. Здесь я недолго работал в хостеле, а потом стал администратором в Tallinn Backpackers (хостел в Таллинне — прим.ред.). В один момент мой дедушка заболел и я был вынужден уехать обратно в Австралию на похороны. После трех месяцев жизни и работы в Австралии я скучал по Эстонии больше, чем по Австралии, живя где-либо еще. 

— Почему?

Думаю, по той же причине, по которой сейчас мне Таллинн уже не так нравится: он [слишком] комфортный, уютный и невероятно тепло тебя принимает. Покидаешь его и сразу веришь, что это именно твой город. 

— Помнишь тот момент, когда в голову пришла мысль об открытии своего хостела? 

Я как раз [в то время] работал в Tallinn Backpackers, владельцы которого хотели тогда открыть новое место. В будущем они основали Monk’s Bunk, однако до этого мы искали подходящее помещение, и одним из вариантов был Pepsi Piljard по адресу Aia 10. Я сразу же влюбился в концепцию местного бара и хостела и поделился своими идеями, но остальные сказали, что это точно не будет работать. Как только мне говорят, что что-то не выйдет, это становится моей основной мотивацией.

— Кем были люди, с которыми ты начинал? 

Люк — он работал раньше в Monk’s Bunk; Дора — мой босс из Tallinn Backpackers, она как раз и взяла меня на сюда [на работу], когда я жил в Греции. И, в общем-то, многие мои друзья из хостела. 

— Значит, какое-то время ты тут уже успел пожить и завести контакты. 

На тот момент я уже жил в Эстонии где-то полтора года. Что насчет контактов? Да, вау! Это маленькая страна. Я знал об устройстве рынка, знал бары. Многие комнаты в нашем хостеле были названы в честь ребят, которые нам помогали. Манита, например, была плотником из Австралии, Калеб — крайне интересная девушка из Венгрии, помогавшая красить нам стены.

— Что было самым трудным в начале? 

Соблюдать законы? (Смеется). На самом деле, на удивление, безопасность. есть одна интересная история. В то время в Эстонии происходили изменения в этой сфере, из-за чего мы должны были поменять все двери и окна, установить новые пожарные сигнализации, которые обошлись нам в 15000 евро, хотя денег у нас, честно говоря, особо и не было. Появилась возможность дать взятку, но мы решили все же не идти против закона. Через какое-то время к нам снова пришли с проверкой и составили еще один список на 5000 евро, но такого, к счастью, больше не происходило ни разу за восемь лет. В общем, думаю, пытаться сделать все правильно и законно, но при этом не обанкротиться — это и было самым сложным. 

Что говорят посетители бара
В Red Emperor я нашел уютное пристанище в центре шумного Старого города, но шум внутри был «моим видом шума». У каждого была своя причина, по которой они возвращались в бар. В дизайне заведения все было продумано: R2D2 (робот из «Звездных войн») на рычагах разлива пива, пометки на баночке с чаевыми, постоянно меняющиеся на что-то остроумное вроде «What’s pita backwards?» Бармены были всегда внимательны и даже заводили беседу, когда не были слишком заняты. 

— Что повлияло на концепцию бара? 

Эволюция. Не знаю, видела ли ты старые фотографии бара, но у нас были телевизоры в деревянных коробках, старые игровые автоматы и пр. Многие идеи предлагали друзья. Некоторые вещи замечал и в путешествиях. Например, большую дженгу (настольная игра — прим.ред.) я увидел в одном из баров Греции. Видел раньше и велосипеды, прикрепленные к потолку. В Будапеште видел мерцающие телевизоры, поэтому, когда друг предложил мне 35 старых телеков — взял сразу! Мы топили за вторичное использование. Я купил «москвич» 60-го года за 2000 евро — было дешевле купить целый автобус вместо стульев. Мы решили использовать части автобуса как декорации и найти дом старым вещам.

— Изначально в баре были установлены рампы для скейтов. Как вам пришла в голову эта идея и почему в итоге вы все же решили их убрать? 

Мы всегда были заинтересованы в альтернативной культуре: скейты, BMX и так далее. В Нью-Йорке я видел много баров с рампами внутри. Рассказал об этом друзьям, а потом Red Bull помогли нам с их установкой. Позже мы решили и построить сцену. В большинстве случаев сцена использовалась чаще, чем рампы, и мы решили их убрать. В баре стало выступать больше музыкантов, а рампы занимали довольно много места. Люди стали по ним скучать, хоть никогда и не применяли их по назначению. Мы даже проводили маленькие соревнования — в баре были скейты, но посетители нечасто их использовали. 

— В баре было много классных предметов интерьера, которые клиенты приносили туда сами. Но часто случалось и наоборот. Была ли какая-то вещица, которой ты лишился, и тебя это расстроило? 

Я думаю, что больше всего я расстраивался, когда не ценили труд других людей. Покрасили поверхность бильярдного стола — через пару дней кто-то проливает на него красное вино. Установили новый автомат с закусками — кто-то сразу нарисовал на нем свой тег.

— Посетители. Кем были эти люди в начале и как менялся контингент?

Я бы сказал, что в начале клиенты, посещающие наш бар, были потерянными душами. Людьми, которые искали себе второй дом.

Что говорят посетители бара
Я проводила там практически все выходные дни и вечера после долгих смен. Там я познакомилась со многими друзьями и хорошими знакомыми. Мы праздновали там все: от увольнений до дней рождения. Новый год — Red Emperor. Хэллоуин — Red Emperor. Жизнь хороша — Red Emperor. Не очень — Red Emperor. В Red Emperor я снова начала петь (как ни странно, не в караоке, а в переполненной курилке с гитарой и испанцами на бэк-вокале). В рэдике я впервые узнала о том, что нравлюсь своему другу. Позже там же мы проводили вечера уже как пара. Спустя какое-то время в Red Emperor я праздновала свой девичник и даже заходила туда в свадебном платье — и все с тем же другом. Вот такой вот он home bar.

— А есть ли у тебя любимый «тип» клиентов? 

Любимый? После длительной работы в баре, я бы сказал, что счастливый [тип]. Мне действительно не нравится критиковать людей и мне абсолютно все равно, купит он одно пиво или пятьдесят. 

— Думаю, за эти годы ты встретил много особенных личностей. Кто запомнился тебе больше всего?

Одна из самых лучших сторон путешествий — это когда каждый день ты встречаешь огромное количество новых людей. Я встретил очень много запоминающихся эстонцев, русских, литовцев, американцев. Встретил парня, который проехал на велосипеде из Лондона в Турцию; друзей, которые ездили автостопом по Африке. Была одна семейная пара с нарушением слуха — на тот момент они посетили где-то девять стран. Когда ты думаешь о том, как сложно ездить по миру, не зная язык государства, в котором находишься — представь, что ты не слышишь абсолютно ничего. Я переписывался с ними несколько часов. Это было поразительно.

— Ценовая категория бара была достаточно низкой, в связи с чем появилась отдельная часть посетителей, которая приходила просто дешево напиться, и зачастую вела себя неподобающе. Почему ты не стал, как многие заведения, фильтровать клиентуру поднятием цен? 

Под конец существования бара у нас, в принципе, были и дорогие напитки, но возьмем, к примеру, нынешнюю ситуацию [кризис]: у вас была группа друзей и один из них потерял работу. Может, обычно он пил виски или дорогой индийский пейл-эль, но теперь, чтобы не тратить деньги, он возьмет дешевое пиво. Я думаю, такая «фильтрация» убивает атмосферу. Да, есть люди, присутствие которых для нас не в приоритете, но я считаю, что риск себя оправдывает. Потеря атмосферы во имя прибыли... Нет. 

— Ты ведешь бизнес в Эстонии уже больше восьми лет. Что было для тебя самым трудным, удивительным или, может, непонятным? 

Эстония придерживается законов ЕС больше, чем, например, Германия. И это странно. Законы часто противоречат друг другу. Когда такое случается — действителен, конечно же, эстонский закон. Говоря о повседневной жизни: у меня есть права, на которых изображен флаг Евросоюза, а это значит, что я могу ездить с ними по Европе, пока они не истекут. Но, живя в Эстонии больше года, ты должен сделать себе конкретно эстонские права. Второе — это, конечно, язык. Мне очень стыдно, что я не говорю на эстонском. Провел так много времени за работой и не посвятил время изучению языка. Если бы посвятил, ведение бизнеса было бы куда проще и удобнее.

— И напоследок. Когда ты сообщил о закрытии бара в фейсбуке, ты упомянул, что нам не стоит выбрасывать свои клиентские карты. Расскажешь о планах на будущее? 

Последние две с половиной недели до закрытия я проводил минимум два часа, придумывая план. Надеялся, что проснусь завтра утром и что-то изменится. Решение о закрытии бара и хостела было трудным, но это все для того, чтобы выжить. Мы проводили множество вычислений — цифры не могли врать. Мы делали все, что в наших силах. Недавно был в Euronics и первым, что спросил у меня консультант, было: «Где будет новое место?» Подумал сразу: «Черт, все что ли знают, кто я такой?» В общем, когда подпишем бумаги, сразу дадим знать и не будем ничего держать в секрете. 

Что говорят посетители бара
Знаете, говорят: «Работа — второй дом». Не верьте. Работа — это первый дом, Red Emperor —  второй, а сам «дом» остается чисто местом для ночлега. Кто бы что ни говорил, я уверен, что ни одно другое место не пережило и не впитало даже половины тех эмоций, которые впитал в себя Red Emperor. Место, которое видело смех и слезы, первые свидания и расставания, танцы на столах и спонтанные концерты в курилке. Рождения групп, новых песен и самых ценных воспоминаний. Место, в котором каждый человек был уникальным: начиная с барменов, заканчивая каждой заблудшей душой, звонящей во всеми знакомую дверь. Если так подумать, то Red Emperor был своего рода Central Park из сериала «Друзья», в котором что наша компания, что, я уверен, многие другие, собирались чуть ли не ежедневно, чтобы обсудить все последние события и хряпнуть пивасика. А то и по несколько раз в день. Хотя, может, Red Emperor был и самим сериалом. Добротным таким, на девять с лишним сезонов как-никак. Ведь новых друзей и просто хороших знакомых он дал мне с лихвой. За что ему огромное спасибо. Ну и за набитую руку в бирпонге — без этого было бы ну совсем тяжко жить.