ГИД ÄKKI | Растения, мастер-классы, хендмейд: что подарить близкому (или не очень) человеку?
Личный опыт
October 9, 2020

«Я уехал в Италию играть за профессиональную футбольную лигу»

Скажем често: Эстония далеко не самая футбольная страна. Однако и у нас время от времени появляются таланты мирового масштаба, которые играют в самых топовых клубах Европы. Об Италии, просмотрах, тренировках и рутине нам рассказал юный футболист Оливер Юргенс, 21 сентября заключивший профессиональный контракт с миланским клубом «Интернационале».
Редактор
Сергей Светлов
Фотографии
Иллюстрации

Оливер пришел в футбол в пять лет, что считается относительно поздним возрастом для этого вида спорта. Однако юноша быстро приспобился, постоянно показывая хорошие результаты в роли основого игрока. За время пребывания в эстонском футболе Оливер успел выступить в «Аяксе», «Левадии», «Легионе», «Калеве», «Харью» и «Калью», в конце-концов оказавшись к 2016 году в клубе «Нымме Юнайтед» и отыграв в нем до августа 2019-го. На одном из матчей в Швеции Юргенса заметили менеджеры итальянской «Вероны». Вступив в клуб, Оливер не успел пробыть в нем и года, как тут же получил предложение от «Ромы» и незамедлительно дал согласие. А уже 21 сентября юный эстонский футболист заключил профессиональный контракт с миланским «Интернационале», где играть будет за юношескую (U-18) команду — об этом он сообщил в своем инстаграме. В свободное время Юргенс ведет ютуб-канал, на котором публикует видео с тренировок и мачтей.

Оливер Юргенс

Профессиональный футболист

Я родился в Таллинне и прожил в нем 16 лет. Девятый класс закончил в Таллиннской Тынисмяэской реальной школе (далее ТТРШ — прим. ред.) и в целом испытываю к ней только положительные эмоции. На данный момент я учусь в частной школе Audentes и живу в Риме, куда перебрался зимой из Вероны, в которую я и переезжал первоначально из Таллинна в середине августа 2019 года. Помимо тренировок, игр и учебы, я учу итальянский. К изучению языков питал любовь всегда: на сегодняшний день я спокойно говорю на русском, эстонском и английском, а также совсем немного по-итальянски и по-немецки. Если честно, у меня не очень много свободного времени — иногда я не успеваю даже учиться. График тренировок здесь намного плотнее, чем в Эстонии.

Я далеко не сразу нашел свой вид спорта. Первой попыткой был теннис, но как-то не пошло и меня это не увлекло. Второй попыткой были танцы — худший момент в моей жизни... А потом мама отвела меня на футбол. Мне было пять лет, что относительно поздновато для футбола. Очень многие начали в три года и к моменту моего прихода уже что-то умели.

Первая тренировка, насколько я помню, мне не понравилась, но стоит отдать должное маме: она сразу увидела во мне потенциал и не позволила бросить. За это я ей очень благодарен.

Помню, что первые два года параллельно футболу я также занимался плаванием и дзюдо. Начинал играть в ласнамяэском «Аяксе». Тренировки проходили близко от моего прежнего места проживания. Там я пробыл два года и затем решил двигаться дальше. С 2010 по 2016 я часто менял клубы: за шесть лет я успел поиграть в «Аяксе», «Левадии», «Легионе», «Калеве», «Харью» и «Калью». Во всех этих клубах я всегда был основным игроком и много забивал, но некоторого рода проблемы все равно возникали. В 2016 году я оказался в «Нымме Юнайтед»: решение перейти в него считаю лучшим за время пребывания в эстонском футболе. В этом клубе я и остался до августа 2019-го. Мы выиграли все, что можно было выиграть в Эстонии, и очень много за границей. До сих пор поддерживаю дружеские связи с клубом, а также иногда тренируюсь с ними во время футбольных перерывов в Италии.

Увлечение, ставшее работой

Мое отношение к футболу менялось с возрастом. Сначала он был для меня развлечением в свободное время. К 12 годам я уже начал относиться к нему как к любимому делу: без него мне уже было очень сложно. А с 13 лет он для меня стал работой.

С возрастом пришло осознание, что футбол на профессиональном уровне — это уже не только захватывающий процесс, но и очень много неприятных, местами даже скучных и изнуряющих тренировок, упражнений и тому подобных вещей, без которых дальше ты уже не пойдешь.

Возможно, как раз поэтому многие со временем бросают этот вид спорта: футбол перестает быть всегда приятным и интересным и нужно решить, готов ли ты к следующему шагу. До 13 лет никогда не задумывался о том, чтобы бросить футбол. После этого были такие моменты, но я списываю это на всплеск эмоций. Думаю, у любого такое было, ведь всегда бывают дни, когда не идет. Я никогда не задумывался бросить футбол серьезно. 

Я очень эмоциональный и довольно вспыльчивый человек и, возможно, стал таким благодаря футболу, ведь эта игра сама по себе во многом держится на эмоциях, а без них в футболе очень сложно. Часто я задумывался о том, чем бы хотел заняться после окончания карьеры, но каждый раз прихожу к мысли о том, что хотел бы остаться в футболе. Футбольный аналитик, тренер, агент — это все кажется мне по-своему интересным. Еще я испытываю большой интерес к музыке и в будущем хотел бы попробовать себя в ней. Если бы я не выбрал футбол, думаю, поступил бы в университет или занялся той же музыкой.

Переезд

В Италии я оказался по довольно простой причине: клуб искал игрока моей позиции и заинтересовался в моей кандидатуре. То лето было вообще сумасшедшим. 23 июня, как раз через два дня после выпускного и окончания всех экзаменов, я поехал в отпуск на неделю, после чего вернулся домой где-то на три дня и снова уехал в Германию на просмотр. Через неделю я вернулся и на следующий же день уехал с «Нымме Юнайтед» в Швецию на турнир. Это было 13 июля, и тогда я даже представить не мог, что в следующий раз вернусь домой только 16 декабря. Дело в том, что приглашения на просмотр стали приходить во время турнира, и после турнира ребята поехали домой, а я поехал сначала в Данию, после этого в Германию, а затем в Италию. Скажу честно, у меня были предложения и из Германии, и из Дании, и из Англии. Не знаю, почему я выбрал Италию — возможно потому, что в Вероне у меня очень легко пошло. В первых трех играх я забил шесть голов, для Европы это очень высокий процент результативности. После этого я решил, что нашел подходящую для себя среду. Контракт в самом клубе «Верона» мне тоже предложили достаточно забавно. Я должен был приехать изначально только на неделю. Спустя неделю мы собрали вещи и уже сели в машину, как вдруг нам пишет один мужчина из клуба и спрашивает, почему я не на тренировке. Мы отвечаем, что прошла уже неделя, а ответ мы так и не получили. Он отвечает, что меня никуда не отпускают, а договор мы подпишем после тренировки.

Классическая Италия: догадывайся обо всем сам.

Так я и остался там на полгода, показывая достаточно неплохую игру. На одной из наших игр был скаут «Ромы», который меня и заметил. Это был, наверное, самый сложный и нервный переход в моей жизни. Об интересе «Ромы» я узнал еще где-то 10 декабря, a переход осуществился только 21 января. Проблема была в том, что «Верона» не желала меня отпускать и тянула время до последнего.

Я понимал: чтобы мной заинтересовался большой клуб, я должен регулярно забивать и желательно большим клубам. У меня, в принципе, получилось выполнить поставленную перед собой цель. Вероятнее всего, по этой причине зимой мной заинтересовались большие итальянские клубы. Если смотреть в будущее, то, конечно, целью всех футболистов являются суперклубы. Посмотрим, сейчас не буду загадывать (на данный момент Оливер Юргенс подписал официльный контракт с миланским «Интером» — прим. ред.).

Футбол изнутри

У нас довольно-таки насыщенный график. Тренировки у нас обычно проходят пять дней в неделю, в субботу отдых (а иногда и длительные переезды или даже перелеты на игры, ведь Италия страна огнромная), в воскресенье игра. Каждый день у нас спортивный зал, там мы работаем исключительно на физическую силу примерно полтора часа. После этого у нас тренировка на поле обычно два часа, иногда чуть больше. Таким образом, каждый день на тренировку у нас уходит около четырех часов. С другими игроками у меня отличные отношения, получилось подружиться со всеми достаточно быстро, хоть с коммуникацией, конечно, и есть небольшие проблемы: итальянцы не сильны в английском. С тренером все тоже хорошо, он отлично владеет английским, так как имеет опыт работы в Англии. 

Я ненавижу тренировки без мяча, а с каждым годом их становится все больше. Они нацелены на физическую форму, в большей форме на выносливость, без этого во взрослом футболе играть невозможно.

На таких тренировках обычно очень много пустой беготни, а просто бегать без мяча и ворот — самое скучное для меня. От скуки ты и уставать начинаешь в несколько раз быстрее. Эти тренировки жизненно важны, но их не любят почти все футболисты.

Зарплату получал и в «Вероне», и в «Роме». Вообще, сама система всей этой работы довольна проста. Показываешь хорошие результаты — с тобой продлевают соглашение и, возможно, на лучших финансовых условиях. Показываешь плохие результаты — от тебя могут избавиться. По каким факторам выбирают тренеров академии (юношеских команд) я, если честно, и сам не знаю. Во взрослом футболе тренеров выбирают так же, как и игроков: по результатам, только в их случае — целой команды, а не конкретного игрока. Игроков обычно подбирают под философию клуба (например, клуб может предпочитать высокого нападающего, который хорош в воздухе, или более низкого игрока, который намного лучше внизу), по его игровому мастерству. Роль также играет и цена, которую нужно заплатить за игрока. Эту схему сейчас может спутать пандемия коронавируса, которая серьезно ударила по финансам абсолютно всех клубов. Финансовые проблемы могут начать вынуждать клубы продавать игроков, с которыми они расставаться не планировали. Многие клубы уже урезали своим игрокам зарплаты. Сложно сказать на данный момент, когда все вернется на круги своя. 

Был один маленький турнир в августе. Прошел он отлично: заняли первое место, а я выиграл на том турнире приз лучшему бомбардиру (забил больше всех голов). Помимо этого, был национальный чемпионат, который должен был идти на протяжении всего года, но был остановлен и досрочно завершен по причине вспышки коронавируса. С «Вероной» первое полугодие закончили на третьем месте в группе. С «Ромой» (до досрочного завершения) были на первом месте, но уже в другой группе. Эмоции только положительные, поскольку результаты неплохие. 

Внутри команды отличная атмосфера, никаких особых казусов, к счастью, не бывает. На играх очень часто бывают стычки с игроками другой команды, и у меня, и у остальных ребят. Итальянцы очень эмоциональный народ, провокации здесь бывают почти в каждой игре.

Околофутбольная жизнь

На самом деле, мне было не очень сложно совмещать учебу в ТТРШ и просмотры. Мне намного сложнее совмещать свои тренировки и игры с учебой в Audentes. Возможно из-за того, что в ТТРШ я учился не один и мог попросить помощи у одноклассников, если у меня возникали трудности. Вдобавок, скажем честно, объем работы в ТТРШ (в моменты моих отъездом) был намного меньше объема работы в том же Audentes. Разница в том, что в ТТРШ нужно было сдавать именно какие-то конкретные работы, проверочные или контрольные. В том же Audentes я должен сдавать абсолютно все работы, которые только есть. Домашние, проверочные, контрольные, устные и так далее. Если честно, я очень скучаю по ТТРШ. Учиться с друзьями и учителем, который тебе все разжевывает, намного легче, приятнее и интереснее.

Если вернуться к вопросу, как же я все-таки совмещал учебу и просмотры, то все довольно просто: брал в поездку учебники и выполнял домашнюю работу, а по приезде договаривался с учителями о сдаче своих долгов.

Иногда оставался после уроков. На уроках старался активно отвечать, чтобы в конце условного триместра не было проблем с недостающим количеством оценок. Бывало, что брал у учителей дополнительные задания. Если не понимал материал, то договаривался о консультациях после уроков. 

На карантине моя жизнь стала очень однообразной, думаю, как и у всех. Все мои дни стали до ужаса одинаковыми, это очень утомляло. Мне еще очень повезло с тем, что, по сути, во дворе находилось футбольное поле. Многие футболисты сидели дома без возможности выйти на поле больше двух месяцев. Мне здесь повезло больше. Индивидуальные тренировки, конечно, совсем не такие как с командой. Я должен был давать себе нагрузку, иначе от этих походов на поле не было бы никакого толку: у меня не было бы должной физической формы и сил продемонстрировать в игре то, что я натренировал. В основном, на карантине я работал над ударами, физикой и техникой.

До карантина я жил с остальными ребятами на тренировочной базе. Там отличные условия проживания и питания. Во время карантина базу закрыли, и я переехал к папе в апартаменты. Из регулярной пищи могу выделить пасту, она здесь везде, всегда и со всем. Пиццу я ем нечасто: ей увлекаться нельзя поскольку она слишком калорийная. Если бы у меня спросили, о чем Италия больше, о пицце или о пасте, я бы ответил, что о пасте. Ее тебе здесь дают, даже если ты ее не заказывал, так что тут не о чем говорить.