БОЛЬШАЯ СТАТЬЯ |

Черный лебедь бизнеса: какие последствия пандемии пожинают малые и средние предприятия в Ида-Вирумаа

Надежда Андреева
November 11, 2021
Этот материал входит в наш тематический цикл
Ида-Вирумаа
В нем мы пытаемся запечатлеть процесс развития Ида-Вирумаа как самостоятельного и сильного региона, а также узнаем, кто стоит за ее новой самобытной культурой.
Коронавирус в той или иной мере затронул все предприятия Эстонии. Кто-то кризис выдержал стойко, другие же вынуждены были полностью закрыться. От пандемии сильнее всего бизнес пострадал в Ида-Вирумаа. Что именно послужило причиной — недостаточная коммуникация с русским населением, жесткие ограничения в регионе или же просто несчастливая случайность — неясно. Но факт остается фактом: коронавирус на Северо-Востоке бушевал довольно агрессивно и местные предприятия мимо не обошел. Мы провели свое маленькое исследование, чтобы понять, насколько сильно коронавирусный кризис отразился на бизнесе, а особенно на малом и среднем: от общепита и бьюти-услуг до спа и организации праздников.

Если говорить о влиянии коронавируса, важно учитывать не только прямые последствия, но и косвенные. На бизнес больше повлияли именно косвенные: локдауны, которых в Ида-Вирумаа было несколько, потеря клиентов, неясные, по мнению некоторых, указания правительства. Все это пошатнуло уверенность бизнесменов в светлом будущем их компаний. Особенно сильно меры для предотвращения распространения коронавируса сказались на туристическом секторе, секторе обслуживания и общественного питания. Так, например, Ида-Вирумааский туристический кластер в конце 2020 года подсчитал, что одно только месячное закрытие и последующее открытие предприятий размещения (отели и гостиницы) обошлось в четыре миллиона евро.

Уровень безработицы в Ида-Вирумаа и до пандемии был самый высокий по стране. Волна увольнений ситуацию, естественно, не улучшила. В феврале 2020 года, когда жители Эстонии о коронавирусе знали только из сводок зарубежных новостей, уровень безработицы в регионе составлял 11,5%. Отрицательный рекорд по безработице в северо-восточном уезде был установлен в марте 2021, когда показатель достиг 14,6% (статистика от Töötukassa — прим. ред.).

Хотя пострадали не все предприятия. Производственный сектор в целом понес небольшие потери, а кто-то и вовсе удвоил свой капитал. Крупный бизнес сокращал расходы за счет удаленной работы. Предприятия стали обращать больше внимания онлайн-шоппингу, за счет чего выиграли те, у кого были рабочие интернет-страницы и возможностью доставки на дом. Выиграли и те, кто в пандемии увидел не угрозу, а возможность для заработка: продажа масок, дезинфекторов и прочих вещей, на которые был огромный спрос.

Однако сектор услуг, особенно малый и средний, выживал с трудом. Люди теряли то, что они нарабатывали десятилетиями. Предпринимателям приходилось искать выход из положения: туже затягивать пояса, реструктурировать бизнес, сокращать зарплаты и работников. Для некоторых единственным спасательным кругом была государственная поддержка. Но и здесь кого-то ждало разочарование: неравномерно распределенные пособия, размытые указания, непредсказуемые и нескончаемые ограничения. По оценкам некоторых, действия правительства не то чтобы не помогали, а мешали выживать.

«Ребята, выживайте, как хотите»

В конце 2020 года Эстония выделила более пяти миллионов евро из резерва на поддержку экономики Ида-Вирумаа, из которых 2,13 миллиона было выплачено наиболее пострадавшим предприятиям уезда. Пособие могли получить в сумме 194 предприятия. Также Касса по безработице выплачивала пособия по заработной плате, а прямые пособия для фирм в сфере туризма предлагались Фондом развития предпринимательства (EAS). В марте 2021 года стало известно, что согласно решению правительства, фонд KredEx получит 180 миллионов евро для предоставления чрезвычайных гарантий по кредитам, чтобы помочь компаниям преодолеть проблемы с ликвидностью. Так оно и случилось: с начала апреля до июля в рамках антикризисных мер компания подписала 67 контрактов на прямые кредиты и 120 контрактов на гарантии по кредитам.

Финансовая помощь бизнесам была, есть и будет. Но почему же некоторые предприниматели остались недовольными поддержкой правительства? Может ли такое быть, что в недееспособности фирм во время кризиса виноваты сами бизнесмены? Своим мнением на данную тему поделился Рон Лувищук, член правления Ассоциации малых и средних предприятий.

Рон Лувищук
Член правления Ассоциации малых и средних придприятий

Самая главная проблема, с которой столкнулся бизнес Ида-Вирумаа и не только — это неготовность предприятий к кризису. Коронакризис — не экономический, а политический и медицинский кризис, который можно назвать по Нассиму Талебу «Черным лебедем». «Черный лебедь» — некое очень редкое событие, предсказать которое практически невозможно, а предвидеть тем более. Оно имеет огромное негативное влияние на развитие экономики и вообще жизни человечества.

Коронакризис — это «Черный лебедь» в чистом виде, которого никто не ожидал и который прилетел и перевернул всю нашу жизнь с ног на голову.

Что случилось с компаниями? У многих компаний не было финансовых резервов. У многих компаний не было планов стратегического развития. У многих компаний не было планов на случай кризиса. У многих компаний не было необходимых запасов для производства, и когда встали логистические цепочки, то и производства тоже встали. Многие компании не продумали, кто у них ключевые сотрудники и какими сведениями они обладают. В общем, очень многие предприниматели надеялись на «авось» и на «дай бог».

Надо помнить, что экономика Эстонии составляет 0,03% от мировой, а экономика Ида-Вирумаа — это одна шестая часть от экономики Эстонии. Все, что происходит в мире, отражается и на экономике Эстонии и Ида-Вирумаа включительно. Для того, чтобы подготовиться к любому кризису, надо постоянно продумывать развитие ситуации: что может случиться и как реагировать на произошедшее.

Для этого необходимо анализировать различные варианты развития предприятия: делать стресс-тесты, определять болевые и критические точки, составлять планы развития предприятия в различных ситуациях. И делать все это на постоянной основе. Поэтому я бы рекомендовал всем предпринимателям Ида-Вирумаа задуматься сейчас, когда кризис идет на спад, о планах развития своего предприятия с учетом международных тенденций и полученного опыта. Если кризис и показал что-то, так это то, что эстонские предприятия могут адаптироваться и извлечь прибыль в любой ситуации.

Если говорить о том, что случилось с экономикой в коронакризис, то очевидно: кризис очень неравномерно ударил по различным сферам экономики. Сильно пострадали туризм (и связанные с туризмом секторы), сфера питания и услуг, которые требовали личного присутствия человека. Пострадали также логистические компании, занимающиеся перевозками туристов.

С другой стороны, огромное количество компаний чувствуют себя хорошо. Бешеными темпами развивается онлайн-доставка, онлайн-торговля, IT-сектор. Активно развивается и промышленное производство. Многие предприятия, которые я знаю, в 2021 году добились рекордных оборотов.

Если давать оценку действиям правительства Эстонии, то я бы оценил их на три с плюсом. Основная проблема в этих действиях— недостаточная коммуникация и нежелание прислушиваться ко мнению профильных организаций предпринимателей и экспертов. 

Государство, например, поддерживало работников через Кассу по безработице, но в то же время практически не давало никакой поддержки предприятиям. Ассоциация малого и среднего бизнеса Эстонии много раз указывала на то, что одна поддержка работников не решит всех проблем, и если не поддержать малый и средний бизнес, то по окончанию кризиса предприятия могут закрыться, так как у предпринимателей не хватит средств, чтобы пережить кризис. 

По факту предприниматель в Эстонии к концу кризиса остался без финансовых резервов и не получил от государства никакой помощи, — в отличии от многих стран Евросоюза. В странах западной Европы Министерство финансов через налоговый департамент переводило предпринимателям пособия. Сумма зависела от оборота компании в предыдущем году и от количества сотрудников. А в Германии единоразовое пособие составляло от 5000 до 25 000 евро, в Англии — от 1100 до 25 000 фунтов. В Испании государство покрывало 80% расходов на зарплаты, аренду и коммунальные платежи, если бизнес был закрыт по распоряжению правительства. Эти и другие меры позволяли европейским бизнесам просто переждать локдаун — и в результате сохранить рабочие места.

Многие пособия, предназначенные для предпринимателей, не были востребованы по причине невозможности их получить, так как они имели условия, которые предприниматели не мог выполнить. Например, эстонское государство не было готово давать прямые пособия предприятиям, как делали правительства прочих стран Евросоюза. Государство хотело, чтобы предприниматели брали кредиты в банках под гарантии KredEx. 

Но государство также хотело и заработать на гарантиях, поэтому просило за это до шести процентов в год. И вот предприниматель, бизнес которого встал из-за локдауна, идет в банк. Банк, учитывая непонятную ситуацию в бизнесе, либо просто отказывал в кредите, либо предлагал очень высокую процентную ставку и требовал много залогов. Получалось, что зачастую предприятиям, которые оказались совсем без оборота (бизнес встал), предлагали кредиты под 8–10% в год. Это и в обычных условиях довольно высокие проценты, а в кризис — просто обдираловка. Соответственно, из 1 500 000 000 евро, которые государство планировало выдать в качестве гарантий по кредитам, было использовано порядка шести процентов — в их числе было и 100 миллионов для Tallink и 40 миллионов евро Porto Franco). Оставшиеся деньги использованы не были. 

Если говорить о том, как бизнес отреагировал на снятие ограничений, то он очень быстро переориентировался и никогда не останавливался в развитии. Сейчас видно, что бизнес неплохо справился с последствиями кризиса, и есть точки роста, но очень важно учесть те изменения в поведении людей, которые сложились за последние полтора года. Мы привыкли сидеть дома, заказывать еду онлайн и покупать онлайн, смотреть кино на компьютере. Для многих поход в торговый центр — это уже событие. И эти привычки складываются в тренд, переломить который уже не удастся.  С этим нам жить в 2022-м и в последующие годы.

Что можно посоветовать предприятия, которые хотят быть успешными в следующее десятилетие? Задумайтесь о дигитализации своего бизнеса. Дигитализации — это не только создание интернет-странички и внедрение каких-то простых решений на производстве или в продажах. Дигитализация — это смена мышления предпринимателя: разворот предприятия в сторону анализа данных, автоматизации процессов и оценки результатов работы не только по результату годового отчета, но и эффективности каждого сотрудника. 

Я искренне рекомендую всем предпринимателям задуматься о том, каким образом они смогут использовать деньги фондов Справедливого перехода Евросоюза — как деньги, выделенные на развитие зеленой энергетики, так и на дигитализацию, выделенной для того, чтобы стать более конкурентоспособными.

Что говорят сами предприниматели Ида-Вирумаа

У крупных компаний трудности были, но они с ними довольно легко справлялись. Перед компанией Bolt встала проблема: наступил локдаун, люди сидят дома, такси никому не нужно. В итоге количество поездок упало на 85%, однако, когда Bolt осознали, что пассажиров нет и в ближайшее время не будет, водителей-таксистов очень быстро перепрофилировали в доставщиков еды. 

«В апреле 2020 года мы запустили Bolt Food в Кохтла-Ярве, Йыхви и Нарве с возможностью заказывать продукты у компаний Selver и Circle K. Поскольку во время кризиса время ожидания в местных сетевых продуктовых сетях резко увеличилось, мы запустили доставку продуктов на Bolt Food за считанные дни», — рассказала нам Эва Лийса Риккас, операционный менеджер Bolt. 

Из-за пандемии возрос интерес и к скутерам Bolt. Благодаря высокому спросу, в этом году скутеры появились в Кохтла-Ярве, Нарве и Йыхви. Вдобавок, компании не пришлось долго ждать возвращения своих клиентов, ведь как только ограничения начали потихоньку снимать, спрос на такси сразу же вернулся. По словам Риккас, количество поездок Bolt, начиная с поздней весны, вернулось на докоронавирусный уровень.

Большую роль играли и доверительные отношения между клиентами и бизнесом. Если перейти к теме малого и среднего предпринимательства, то стойко перенесли кризис те, у кого была своя база клиентов. Так, к примеру, для «семейных» парикмахерских проблем, вероятно, почти не возникало. Парикмахер Лариса Былченко из Кохтла-Ярве поделилась, что ее работа на время пандемии ни капли не изменилась: к ней ее клиенты ходили как и раньше.

Кое-как онлайн

Были и компании с совершенно уникальным опытом. Например, работа образовательного центра EDUKOHT, предоставляющего курсы программирования для детей, началась в марте 2020 — буквально за две недели до первого локдауна. Своих новых клиентов им приходилось искать уже в условиях пандемии и только в рамках онлайн-уроков. «Для нас это значило, что 14 марта будет последнее мероприятие и мы больше не сможем никого обучать вживую», — вспоминает сооснователь EDUKOHT Сиймон Хярм, отмечая однако, что команда не собиралась сдаваться, а попыталась как можно скорее придумать альтернативные пути развития.

Сиймон Хярм
Сооснователь EDUKOHT

Сначала мы решили не обучать онлайн, поскольку не знали, как сделать это качественно и неформально. Мы написали заявку в Startup Estonia и организовали для детей кучу онлайн-мероприятий, чтобы не потерять клиентов и наших менторов. Для нас это был сложный, но интересный период, когда мы многому научились и поняли, как в условиях онлайн-занятий не потерять клиентов. Детям очень понравились наши стримы в Twitch, мы играли с ними в Minecraft на сервере EDUCRAFT и вместе делали проекты. Дети показывали, кто что умел, и стримили это другим. Ближе к лету мы смогли вернуться в оффлайн и начать обучать всех контактно. Из-за локдауна мы потеряли только десять процентов своих учеников. Летом все пошло на рост, и в августе 2020 года мы открылись в Кохтла-Ярве. Но не тут-то было.

В октябре нам снова пришлось закрыться, но в этот раз мы были к этому готовы, так как продумали онлайн-обучение в Discord. Там у нас до сих пор есть группы, и сейчас мы обучаемся гибридно: кто-то дома, а кто-то с менторами контактно. Но все это было не так просто. Нам пришлось многому учиться. Например, как заинтересовать всех на онлайн-уроках, как проводить занятия неформально, и конечно, как это все реализовать технически. 

В начале ноября 2020 года мы сделали большую ошибку, из-за которой почти не закрыли компанию. Мы приняли решение пойти клиентам навстречу и разрешить им некоторое время платить не фиксировано за месяц, а столько, сколько они посещают. По этой причине у нас пустовали места, а эффективность упала до 60%. Мы ушли в минус и выходили из него долгое время. Нам пришлось стать жестче и начать требовать все выплаты максимально по контракту и фиксировано. Мы еще не вышли в плюс, но теперь точно знаем, что не закроемся в ближайшие месяцы, что уже хорошо.

Было очень сложно, но наконец мы можем идти дальше и не бояться коронавируса или нехватки ресурсов. Нас очень много кто поддерживает, и мы им за это благодарны. Также мы полностью поменяли свое обучение. До этого нашей миссией было больше заинтересовать детей в программировании, но теперь мы понимаем, что способны и обучить их. Для этого мы прошли несколько курсов от специалистов и строим очень крепкую программу для всех групп и порой для каждого ученика. Мы видим, что так детям интереснее, и они занимаются дополнительными сложными проектами, которые их вдохновляют. Мы рады, что наши дети могут достичь всего, за что берутся.

К сожалению, государство не посчитало нас достаточными для компенсации ущерба от локдауна. Во-первых, по их мнению, если вы основались за пару недель до карантина, то вы не годитесь для поддержки. Во-вторых, так как по нашей модели наши менторы работают на долговых контрактах, государство не считает этот достаточным для помощи. Нам повезло получить поддержку от города Нарвы по ежегодному конкурсу для местных предпринимателей, но этот конкурс никак не был связан с последствиями коронавируса. Также мы постоянно писали заявки в StartUp Estonia, чтобы проводить всевозможные мероприятия для молодежи Ида-Вирумаа.

Указания правительства об ограничениях для предприятий в чем-то были четкими и целесообразными, а в чем-то, конечно же, нет. Для нас, как для малого бизнеса, все было максимально понятно до весны 2021 года. Дальше становилось все только запутаннее, но тут правительство можно понять. Новая информация поступает постоянно и даже государству сложно придерживаться каким-то одним данным. Конечной же, проблемой являются и люди, которые противостоят указаниям. Но тут ничего не поделаешь, государство надо было больше общаться с народом. Коммуникация — ключ к успеху. 

(Бес)компромиссный оффлайн 

Если дети и привыкли учиться дистанционно, то онлайн-праздники так и не вошли в обиход. Организаторы мероприятий во время ограничений пытались выкручиваться как могли. Надежда Савченко, ведущая праздников в Нарве, сетует, что их Lazerzone Centre закрыли как раз в тот момент, когда они закупили новое лазертаг-оборудование и разработали контент-план и инфоматериалы. Во время локдауна приходилось придумывать новые возможности для продолжения работы. Например, выездные программы только для именинника и его семьи или праздники в Zoom. Последние, со слов Савченко, популярны не были, так как дети и так уставали от экранов во время учебы. 

«К сожалению, действия правительства были очень непонятные, особенно когда закрывали Ида-Вирумаа, и все жители ехали в Раквере и на острова в сауны и в развлекательные центры, чтобы праздновать свои мероприятия там», — комментирует ситуацию ведущая праздников. Пособие от государства Савченко не получала, так как ее фирма просто не подходила под условия ни одной поддержки. Работа развлекательного центра до сих пор не восстановилась в полной мере: количество мероприятий сократилось в два раза, так как родители все еще боятся пускать детей на праздники из-за коронавируса.

Но если праздники еще можно проводить онлайн, то бассейны и бани по Zoom уж точно посетить не получится. Для спа-центров было два варианта во время карантина: либо закрываться на время, либо навсегда. Владелица Narva-Jõesuu Sanatoorium Карина Кюппас рассказала нам, как ее предприятию приходилось искать свет в конце тоннеля во время бесконечных локдаунов.

Карина Кюппас
Исполнительный директор санатория в Нарва-Йыэсуу

Самый большой моральный удар пришелся на март 2020 года, когда поступила информация о необходимости быстро закрыть спа. Самое страшное — это неопределенность. Мы не понимали когда можно принимать гостей, а от этого зависит планирование денежных потоков. Март — месяц низкого сезона, когда расходы огромные, а доходы маленькие. И конечно, когда денежный поток перекрывается — и при этом нет понимания того, когда он возобновится,  а счета, зарплаты и налоги ждут оплаты, — ничего радужного в этом нет.

У нас маленький лечебный спа — всего 78 номеров. И заполнить их даже с отсутствием туристов извне не было проблемой. Было и есть очень много лояльных клиентов, желающих приехать, чтобы отдохнуть или, как сказал один клиент, «расслабиться после этого кошмара». Нам помогло то, что в 2019 году мы сделали огромную инвестицию в обновление центра здоровья, закупив аппараты, аналогов которым нет в Эстонии. И так как в том же году мы усиленно рекламировали наши новинки, люди уже знали, зачем им необходимо приехать именно к нам. У нас самый большой в Эстонии уличный бассейн с подогревом, заполненный артезианской водой. К нам приезжали люди, искавшие альтернативу отпуску в Египте, Турции, Болгарии.

С некоторыми людьми пришлось расстаться, но в нашем случае это не было так массово. Мы делали все возможное, чтобы сохранить команду, так как мы лечебный спа, дарящий красоту и восстанавливающий здоровье, а наш опытный персонал — это фундамент. Но пострадал настрой персонала. Не все смотрели в будущее с позитивом и надеждой. Многие боялись, что коронакризис не закончится, и переживали за свое будущее. Именно из-за этого страха некоторые стали искать работу в других секторах. Как сказала одна девушка, «с туризмом непонятно, а завод никто не закроет». Это не только проблема нашего спа.

Предприятия страдали от того, что опытные люди уходили в другие отрасли. Повара — это больная тема для всех ресторанов и отелей Эстонии. Их просто нет, потому что многие ушли, а причина проста: когда человек кормит семью, он должен быть уверен в будущем.

Пословица «не было бы счастья, да несчастье помогло» — это про нас. Когда мы закрыли двери в первый раз, было принято решение действовать. Я постоянно подбадривала менеджмент, что это все не может продолжаться вечность, и поэтому мы будем работать. Работа шла в двух направлениях. Мы стали приводить в порядок здание. Каждый раз, когда приходилось закрываться, мы что-то обновляли, строили и ремонтировали, хотя тут нас подкосила проблема с поставками строительных материалов. Также мы официально запустили центр DETOX и снижения веса. Мы занимаемся этим вопросом уже с 2013 года, но нам не хватало времени собрать все воедино. Во время пандемии это время появилось.

Финансовую помощь мы получили от Фонда развития предпринимательства (EAS) и Кассы по безработице. Признаюсь, без поддержки государства было бы очень тяжко. Она помогла нам пережить сложное время и дала надежду на будущее. Поддержка от государства — очень важный сигнал, означающий, что туристический сектор не забыт. Хочется также отметить, что наш лечебный спа — добросовестный налогоплательщик. Только в 2019 году мы заплатили налогов с рабочей силы в размере 225 055 евро, а в 2020 году — 191 929 евро. Все данные можно найти в нашем годовом финансовом отчете. Для чего мы показываем эти цифры? Для того, чтобы у общественности не складывалось мнение, что дотации туристическому сектору платили «просто так». Туристический сектор вносит большой вклад в развитие экономики Эстонии.

Сама коммуникация со стороны правительства была слабой. Приходилось выискивать крупицы информации на новостных порталах, продумывать множество различных вариантов и быть всегда готовым к худшему. Не могу не отметить условия первой выплаты от EAS. Подать заявку на дотацию нужно было по времени. То есть «кто первый, того и тапки». Можете себе представить, какой стресс был у всех, когда открыли регистрацию. Все ринулись на сайт EAS, который просто не выдержал такого наплыва и сломался. Пришлось в срочном порядке переоформлять документы, высылать их на почту и молиться, чтобы письмо точно дошло и его рассмотрели. Многие так и не получили дотации — они просто не успели подать заявку вовремя. И это не единичный случай. На данный момент ситуация лучше, но прошлый год вспоминается до сих пор с содроганием.

Общепит угнетенный

Другая сфера, которая, несомненно, понесла один из сильнейших ударов — ресторанный бизнес. Антон Хватов, владелец ресторана Vinland в Нарве, рассказывает, что персонал приходилось сокращать три раза, а продукты в холодильниках просто выбрасывали со слезами на глазах. «Мы наше заведение открыли в октябре прошлого года, а в ноябре уже стали вводить карантинные меры. И тут мы начали получать незабываемое удовольствие. Так как компенсации выплачивали по сентябрьской декларации, наше заведение по понятным причинам под них не попало. Наше правительство не могло внятно объяснить, чего ждать дальше. Работать до десяти, восьми, а потом шести — это вообще лучшее, что могут придумать люди, обладающие здравым смыслом», —  возмущается Хватов.

Те предприятия общепита, которые вовремя переориентировались на доставку, возможно, пострадали в меньшей степени, однако и это принесло немало трудностей. Так, владелец силламяэского заведения Kebab Station Луан, признался, что несмотря на то, что они и до этого работали на вынос (в Kebab Station не было и пока нет возможности сидеть в ресторане), было все-таки трудно организовать доставку — это берет силы и ресурсы. А вот с персоналом дела обстоят спокойно, и никого сокращать не пришлось: «Мое заведение не такое большое, и мы, владельцы, сами всем занимаемся». Хотя, как утверждает Луан, по этой же причине, особенно с ужесточением ограничений, пришлось больше работать, и нагрузка выросла чуть ли не в три раза. 

Луан открыл Kebab Station в декабре 2020 года во время коронавирусного затишья. «Я-то был уверен, это пройдет, и быстро выкупил бизнес. Думал, что ситуация пойдет на спад, а получилось наоборот. Зато весной, когда сняли меры, ситуация наладилась и мы смогли поработать без каких-либо проблем», — рассказывает он. 

«Надеемся, если ограничения и будут снова вводить, то их быстро же и снимут. — говорит Луан. — Я думаю, вирус останется с нами надолго, поэтому необходимо найти силы работать в условиях кризиса и мер, которые государство принимает». По мнению владельца Kebab Station, правительству стоит помогать малому и среднему бизнесу. «И так мало работы. Если малый и средний бизнесы закроются, особенно общепит, станет намного меньше рабочих мест, тем более в Силламяэ». 

Затрагивая тему поддержки со стороны государства, Луан утверждает, что никакой помощи он не получил, но и не просил тоже. «Я не знал, как это сделать. Пытался сам решить свои проблемы и помочь себе, потому что государство ничего мне не предлагало. — говорит он. — Хотя государство, как я считаю, должно отправлять какую-то информацию фирмам о том, какая помощь предоставляется маленьким предприятиям. Я даже не знал о возможностях компенсаций». О компенсациях Луан узнал лишь из нашего с ним интервью.

Отсюда следует, по мнению Луана, что государство должно выдавать четкую информацию о последующих действиях и предпринимаемых мерах, добавляя, что информация должна быть письменная и ясная, а не по телевидению или в СМИ. «Никто мне ничего не присылал — ни с Terviseamet, ни откуда-то еще», — признается он.

Отдельной важной темой для него оказались локдауны отдельных регионов Эстонии, высказываясь, что вводить меры, исходя из процентов заболеваемости в той или иной зоне, бессмысленно: «Если и вводить локдаун, то везде». По логике Луана, люди все равно везде передвигаются, и контроль над ними вести трудно. «Как жители Харьюмаа могут свободно ходить в бассейны и спа, так и могут приехать туда люди из Ида-Вирумаа», — размышляет он. 

Чего ожидать дальше

В комментарии нам советник по коммуникациям Кассы по безработице Екатерина Калиничева сделала вывод, что коронакризис не очень сильно отразился на рынке труда Ида-Вирумаа. «Временные меры, которые предлагало государство и Касса по безработице — в том числе и компенсацию заработной платы — помогли сдержать волну сокращений, и рынок труда оставался активным все время, так как были сферы, которые в связи с распространением коронавируса требовали больше рабочей силы», — пояснила Калиничева.

Но, к сожалению, опыт людей невозможно приравнять к статистическим данным. Неясная коммуникация со стороны правительства для владельцев и работников компаний превратили и без того неприятные времена в неразбериху. Кто-то из этого хаоса выбрался, кто-то все еще в нем живет, а кто-то навсегда закрыл свои двери. По мнению как предприятий, так и специалистов, самых драматичных историй можно было бы избежать, если бы между государством и предпринимателями существовал бы более четкий диалог.

Никакие новые ограничения в мире бизнеса больше не считаются форс-мажором. Каждая компания должна здраво оценивать все риски и иметь план на случай очередного кризиса. Предприятия как Ида-Вирумаа, так и Эстонии в целом, оказались не готовы к тяжелым временам. А в мире, где все так быстро меняется, к тяжелым временам нужно быть готовым всегда.

Ошибка считается ошибкой только если после нее ты ничему новому не научился. Если ты ошибся, сделал выводы и больше на эти грабли не наступишь — это опыт. С вновь растущими цифрами заболевших и переполненными больницами, как правительству, так и предприятиям, нужно в срочном порядке превратить ошибки прошлых полутора лет в полезный опыт. Новых ошибок экономика страны может просто не выдержать.

Алена Бойцова