ГИД ÄKKI | Растения, мастер-классы, хендмейд: что подарить близкому (или не очень) человеку?

«Я полгода волонтерил на проекте в Исландии»

Помощь морским черепахам в Мексике, обсуждение проблем неравенства в Турции, облагораживание старинного замка в Италии — вот примеры нескольких волонтерских проектов, которые проходили в 2019 году. О полученном опыте и впечатлениях с нами поделился человек, который воспользовался возможностью и отправился на полгода в Исландию — в страну с самым непроизносимым вулканом в мире. Какие сложности могут возникнуть во время волонтерства и как выжить, если рыба с картошкой стоит 12 евро? Все это — в увлекательном рассказе Георга Мельничука, в сопровождении авторских фотографий с поездки.
Редактор
Сергей Светлов
Фотографии
Георг Мельничук
Иллюстрации

Георг Мельничук

Студент и воспитатель в детском лагере

В прошлом году решил взять академический отпуск, так как мне разонравилась выбранная мною специальность: на тот момент я учился на программиста в TalTech. Хотелось отдохнуть и дать себе время собраться с мыслями и подумать, по какому пути двигаться дальше. Дома сидеть целый год не хотелось, а «поработать я еще успел бы», как мне говорила мама. Это был идеальный момент попробовать что-то новое, поэтому я принялся искать, чем интересным можно было бы заняться. 

Я вспомнил, что когда-то сестра давала мне ссылку на сайт организации, которая занимается проектами и, в том числе, отправляет на них людей в Исландию. Тогда я, недолго думая, все же решил воспользоваться данной возможностью. Прямо каких-то веских причин не было: все было построено на моих представлениях об Исландии, где я хотел побывать с 14-ти лет после просмотра фотографий в интернете, а также после того, как услышал несколько таких исландских групп, как Of Monsters And Men и Sigur Ros. К тому же, я на тот момент не знал, где искать подобные длинные проекты, поэтому взял то, что было.

Как попасть на проект

Найти проект не так сложно, как может показаться: просто вбиваешь в поисковике название страны, в которой хочешь поучаствовать в проекте или волонтерстве, и тебе выдается список с кучей организаций, отправляющих людей заграницу.

Можно посмотреть возможные проекты на сайтах Erasmus+, Club active или Shokkin group или написать письмо лично принимающим организациям. Тогда они примут вас вне проекта на то время, которое вам больше подходит. С полным списком организаций советую ознакомиться тут

Для подачи заявки мне требовалось заполнить анкету и написать мотивационное письмо на английском языке. Судя по всему, желающих было не особо много, потому что проект проходил в учебное время. В течение двух дней мне ответили: сказали, что хотят провести собеседование по скайпу, чтобы еще раз обсудить мою мотивацию. После этого меня позвали на личную встречу.

Там сообщили, что они меня берут, и провели небольшой тренинг на тему решения конфликтов. Это был просто тест на то, как я предпочитаю решать конфликты: приму ли чужую позицию или буду отстаивать свою. Потом мы на примерах обсуждали то, как можно эффективно решить возможные конфликтные ситуации. Три недели я дожидался билетов на самолет, а когда получил их, отправился в одиночку на шесть месяцев в Исландию.

Задачи волонтера

Worldwide Friends — организация, на которую я работал — занимается формированием лагерей на тему защиты окружающей среды. Есть два типа волонтеров: на короткий и на длинный срок. Волонтеры, которые приезжают на короткий срок от 10 до 14 дней, работают в разных сферах.

В некоторых лагерях основной задачей является уборка прибрежной линии. Каждый день участники ездят на берег океана и собирают мусор, большую часть чего составляют сети, которые выносит на берег. 

Также есть лагеря, где волонтеры пишут статьи для журнала организации на темы, связанные с окружающей средой. В таких лагерях часто проводят экскурсии и организовывают встречи с известными людьми из Исландии, чтобы волонтеры узнали побольше о стране и написали интересную статью. Кроме существуют образовательные лагеря, где волонтеры, приехавшие на более долгий срок, устраивают мастер-классы или лекции на тему защиты природы. 

Задача волонтеров, которые приехали на срок от трех месяцев до года — организовывать работу и досуг в лагере, быть мостом между организацией и волонтерами, а также находить решения в случае форс-мажоров. Иными словами, быть вожатым лагерей. На каждый лагерь приходилось два-три вожатых, но если их не хватало, приходилось вести лагерь и одному. 

Мой типичный день выглядел так: подъем, работа, обед, работа, отдых и досуг, ужин. В первый же день, когда волонтеры приезжали в лагерь, мы составляли расписание: кто в какой день готовит, моет посуду, убирает комнаты и так далее. 

Каждый вечер организовывался национальный ужин. Ребята из одной страны готовили что-то свое, некоторые привозили разную национальную еду. Так как я приезжал на шесть месяцев, то особого смысла привозить какую-то еду не было, поэтому пытался приготовить что-то эстонское из продуктов, которые есть в исландских магазинах. Так один раз я сделал pikkpoiss, а в декабре мы с Келли, девушкой из Пярну, приготовили кастрюлю оливье. Это было самое вкусное оливье, и, наверное, потому, что это было самое родное и знакомое за те три месяца, которые мы там провели.

На долгий срок приехало примерно десять ребят из других стран. Но через три месяца они уехали и вместо них прибыли новые, так как они приезжали только на три месяца, в то время, как я — на шесть.

В проекте участвовали разные люди: от студентов до бельгийского полицейского, от биоинженеров до людей, связанных с киноиндустрией. Вряд ли где-то еще можно встретить такую разностороннюю группу людей. Более того, когда я приехал (а я был последним из группы вожатых, кто приехал), то они уже были дружелюбны и открыты друг к другу. Было необычно видеть людей, которые знакомы всего неделю и уже заботятся друг о друге.

Проживание

Лагеря проводились в домах организации, где все волонтеры жили вместе. Иногда в домах хватало места, чтобы вожатые были в отдельных комнатах, а волонтеры в других, но в некоторых приходилось делить комнаты. В одном даже пришлось спать в комнате с двенадцатью другими волонтерами. Это оказалось сложнее, чем я думал — слишком мало личного пространства.

Кроме этого вожатые не были прикреплены к одной точке и часто меняли лагеря. Таким образом, я смог объездить всю Исландию. В ней чуть ли не каждые десять километров можно было встретить что-то новое и неповторимое. Например, в восточной части острова я видел пляж с полностью черным песком и ледник, а на западной — вулканы. Примерно через каждые пять километров можно встретить водопад. Их в Исландии очень много и все они разные.

Когда волонтеры не работали в лагерях, они жили либо в домах организации, либо в бывшом детском саду, который находится в городе, соседствующим с Рейкьявиком — Хабнарфьордюр. Огромным плюсом было то, что это единственное место, где можно жить, которое располагалось в городе. Но там отсутствовал душ, поэтому все мылись в бассейне. Также разрешалось туда ходить просто поплавать бесплатно.

В Исландии есть одна большая проблема с горячей водой. Из-за большого содержания серы в горячих водах она пахнет тухлыми яйцами, поэтому поначалу было сложно привыкнуть к запаху воды.

Трудности

Было достаточно одиноко в начале проекта, когда только привыкаешь к обстановке и знакомишься со всеми. В первый месяц мой лагерь проходил в самом северном городе Исландии, где на тот момент я не видел никого, кроме работников почты и одной кафешки. В таком месте очень сильно чувствовалась изоляция, будто ты заперт на острове посреди океана. 

По приезду на проект было сложно привыкнуть к тому, что все время надо говорить на английском. В какой-то момент я даже поймал себя на том, что иногда начинал думать на английском. Однако, несмотря на то, что собеседование и мотивационное письмо надо было делать на английском языке, на проект все равно попадали волонтеры с очень низким знанием. Приходилось объяснять на пальцах или пользоваться переводчиком.

Что касается исландского языка, то особой потребности в нем у меня не было. В лагерях рабочим языком являлся английский, а исландцы сами хорошо им владели и в магазинах, и в автобусах. Меня записывали на курсы исландского языка, но их отменили из-за недобора людей. Но люди из организации все же научили меня нескольким самым важным фразам, с которыми я мог сходить в магазин и прикинуться исландцем.

Очень скучал по творожным сыркам: у них такого, к сожалению, нет. Также скучал по людям, потому что хотелось разделить всю эту красоту с близкими.

Я очень обрадовался, когда ко мне приехала сестра. В организации сказали, что если мы поедем по Исландии, то сможем переночевать в их домах, так как цены на сайтах для бронирования в Исландии достаточно высокие. Но этой возможностью мы не воспользовались, так как сестра приехала в сезон сильных ветров, а многие дороги были закрыты.

Чувствовал себя одиноко и под конец проекта, поскольку из-за коронавируса отменилось куча лагерей. Последние полтора месяца я провел один в хостеле в центре Рейкьявика, в котором должен был жить во время проведения лагеря. К сожалению, город не такой большой, и я изучил к этому времени все, поэтому заняться было особо нечем. 

Когда проводишь лагеря, мысли об одиночестве быстро уходят и голова наполняется совершенно другими вещами. Поэтому особо скучать времени не было.

У Исландцев есть поговорка Þetta reddast, что значит «все само собой образуется». Если что-то идет не по плану, они ведут себя очень спокойно, надеясь на удачу и на то, что все решится само и напрягаться по этому поводу не нужно. Сначала такой подход вызывал кучу вопросов и даже раздражение, но потом я стал привыкать и начинал осознавать, что решение некоторых проблем от тебя не зависит и не следует так сильно переживать из-за этого.

В любом случае, можно было закончить проект досрочно, но я хотел довести начатое до конца, несмотря ни на что. Это был такой челлендж, который я себе поставил.

Свободное время

В городе можно обойти музеи и достопримечательности, чтобы ознакомиться со страной, но бóльшую часть информации об Исландии я все же узнал из разговоров с местными людьми в барах или из организации. 

Хотя повседневная жизнь исландцев не особо отличается от эстонской, помимо более высоких зарплат — минимальная зарплата там составляет примерно 2000 евро — и более высоких цен, все-таки у них есть несколько особенностей.

Например, у нас была возможность ходить бесплатно в бассейн, и я туда ходил чуть ли не каждый день, что делает подавляющее большинство исландцев. Также попробовал необычную исландскую еду: например, тухлое мясо акулы, которое на вкус не настолько ужасное, как на запах. Самым же вкусным был суп из моллюсков, который подавали в буханке хлеба. Полезно знать: в Исландии, если заказываешь суп, можно брать добавку бесплатно столько, сколько влезет. 

Учитывая, что в месяц мне выплачивали 180 евро, что для Исландии достаточно мало (для сравнения, рыба с картошкой в центре стоит 12 евро), я все же посетил несколько музеев и съездил на экскурсии за счет организации, так как они были включены в лагеря. Также можно было поехать бесплатно на экскурсии с другими лагерями, если в машинах было свободное место. Один раз я бесплатно поехал с ребятами смотреть на китов и дельфинов на лодке. К сожалению, в тот раз их в море не было, поэтому нам дали ваучер на еще один бесплатный билет. Еще посетил музей природы исландии и музей китов.

Помимо этого, смог поволонтерить на фестивале музыки Iceland Airwaves, где открыл несколько интересных групп. В рамках него смог сходить на концерт Марка ДеМарко (и даже поговорить с его дядей) и Of Monsters And Men. На выходных в барах и клубах можно увидеть много исландцев. Из-за высоких цен на алкоголь они обычно устраивают pre-drinking party: собираются у кого-то, выпивают, а потом уже идут в центр и тратят намного меньше денег на выпивку.

Пить в Исландии можно с 20-ти лет, как и посещать бары и клубы. Некоторые заведения не пускают людей и до 23-х лет.

Нашим любимым местом был стендап-бар, где каждый день проходили выступления исландских и приезжих комиков на английском языке. После стендапа мы либо сидели и пели там под караоке, либо шли в другие бары и клубы. Можно сказать, что центр Рейкьявика не менее загружен ночью, чем днем.

Также в Рейкьявике часто проходят мастер-классы, кружки и т.п. Например, некоторые волонтеры побывали уроке йоги, который проводил приезжий мастер из Индии. Знаю еще одного волонтера из другой организации, который участвовал там в хоре, а потом пошел в какой-то театральный кружок. В общем, если захочется, то в Исландии можно найти, чем заняться. Помню, что там же впервые пошел в кинотеатр на фильм без русских субтитров (были только на исландском — прим. автора). Удивило то, что посередине фильма делается пауза на пять минут, чтобы желающие сходили в туалет или за едой. 

Зимой я уехал из Исландии на две недели обратно домой, так как хотел провести праздники с семьей. Организация оплачивает билеты на самолет только в начале и конце проекта, все полеты на «выходные» нужно оплачивать из своего кармана. Так некоторые волонтеры из Китая съездили в Швейцарию, например.

Исландцы

Из-за небольшой численности населения, если два исландца не знают друг друга, то у них всяко есть общие знакомые. Они очень сплоченный народ и всегда готовы помочь друг другу. В стране не хватает людей, чтобы все работало как механизм, поэтому работу можно найти даже без глубоких знаний исландского языка.

К приезжим они относятся с интересом, потому что в Исландию приезжают из совершенно разных уголков света. Однако исландцы не терпят людей, которые относятся неуважительно к их стране и, особенно, к природе.

Исландцы не особо любят популярные туристические места, потому что сами видели их кучу раз. Тем не менее, они очень берегут свою природу и всячески пытаются сохранить ее. Сейчас там набирает популярность петиция за то, чтобы объявить бóльшую часть горной местности национальным парком. Также они используют гидроэлектростанции для выработки электричества и активно сортируют мусор — в общем, стараются не загрязнять свою землю.

Летом исландцы очень любят ездить в поход с палатками куда-то в горы. Некоторые маленькие фестивали проходят за городом на природе, поскольку это позволяет хорошая погода и обилие палаточных мест. Зимой же исландцы особо никуда не выезжают. Некоторые даже из дома редко выходят, так как погода в зимний период непредсказуема и свирепа: сильный ветер, частые штормы и бури. За свои шесть месяцев я успел пережить несколько сильных штормов, во время которых строго рекомендовали не выходить на улицу и закрывали дороги. 

Удивило, что исландцы почти никогда не сморкаются, а втягивают сопли. Объясняют они это тем, что звук при сморкании ужасен, а так как на улице холодно, то сопли не кончатся в любом случае.

Когда кажется, что ты видел все в Исландии, неожиданно для себя находишь еще какое-то чудесное место. Города же достаточно маленькие, делать особо нечего, да и людей намного меньше, чем у нас. С одной стороны это похоже на сказку, а с другой — тоскливо. Если бы мне предоставился шанс остаться там жить, то я не думаю, что согласился бы, но не отказался бы иметь там домик где-то в горной местности.

Думаю, что эстонцы могли бы научиться любить и беречь свою уникальную природу так же, как и исландцы. Например, сортировка мусора в Исландии — это неотъемлемая жизнь любого исландца, как и активная пропаганда экотуризма. Исландцы же, в свою очередь, могли бы начать производить творожные сырки.