ИНТЕРВЬЮ |

«Не могу слишком завуалированно сказать о том, что меня волнует»: о чем поет певица Valge Tüdruk

October 2, 2021
Этот материал входит в наш тематический цикл
Родной звук
В нем мы восстанавливаем историческую хронологию развития как эстонской, так и русскоязычной музыкальной индустрии в Эстонии, узнаем, кто стоял у самых ее истоков, и говорим с представителями новой волны.
2 октября, в 20:00, в рамках городского фестиваля Tallinn Music Week и шоукейса BÄM выступит певица Valge Tüdruk, только недавно появившаяся на радарах музыкальной индустрии Эстонии. Под этим псевдонимом выступает Элина Масинг — музыкантка, художница перформанса, будущая режиссерка (и на самом деле еще много кто). В недалеком 2019 году мы уже брали интервью у Элины — в тот раз вместе с другом и сооснователем предыдущего музыкального проекта 5HORSES Яаном Мяннима она рассказала нам о серии вечеринок USSR LGBT BFF PARTY. Время летит быстро, и уже в этот раз мы встретились с ней для того, чтобы поговорить о новом проекте Valge Tüdruk, выступлении на TMW 2021, а также о самом главном — о грядущей постановке Fairy Tale Arch, которую начнут показывать в Kanuti Gildi SAAL уже с 18 октября. Авторка Äkki Ева Ойжинская расспросила Элину о ее переходе из балета в театр и перформанс, о роли операции по изменению внешности в постановке, понимании привилегированного образа «белой девчонки» и музыкальной карьере.
Обложка к синглу Transparency / Фото: Ребекка Лотта Аасмяэ

Элина Масинг — выпускница Театральной балетной школы, а с недавних пор уже и Академии культуры Вильянди при Тартуском университете, где она изучала искусство хореографии и перформанса. Ее творчество уходит далеко за рамки академизма: к 23 годам Элина успела попробовать себя в балетном искусстве, театре и перформансе, музыке, организации тусовок, общественном активизме, съемках в сериале. Музыкальную деятельность она начала еще в 2019 году с дуэта 5HORSES, который создала со своим другом, артистом балета Яаном Мяннима. Идея создания музыкального проекта в целом родилась еще во время проведения серии вечеринок USSR LGBT BFF PARTY, которая, можно сказать, и стала «началом всего». За время существования проекта ребята успели выпустить три полноценных клипа, два из которых (Antonina и Canada — прим. ред.) даже успели наделать шума, так как были посвящены щепетильной для эстонского общества теме ЛГБТК+. В 2019 году 5HORSES также дошли до полуфинала эстонского конкурса Noortebänd.

Несмотря на то, что ее с Яаном творческие пути из-за стечения жизненных обстоятельств разошлись, Элина не останавливается и продолжает экспериментировать в рамках музыкальной карьеры. Второго октября 2020 года под псевдонимом Valge Tüdruk она выпустила первый сольный трек Tra Pls, который сразу задал тон социально-критического высказывания своего нового альтер-эго. В интервью разным СМИ Элина сразу раскрывает образ «белой девчонки» как четко осознающей свое привилегированное место в капиталистическом обществе. Параллельно музыкальной деятельности, она пробует себя также и в режиссуре. С 18 октября в театре Kanuti Gildi SAAL можно будет посмотреть ее постановку Fairy Tale Arch, посвященную понятию «изменений». История работы над постановкой еще более удивительная: ради нее Элина провела пластическую операцию на подтяжку верхней губы. Таким образом, постановка приглашает людей познакомиться с последствиями (и, скорее, не только физическими) после операции — чтобы понять, что по-настоящему означает слово «изменение». Концерт Valge Tüdruk состоится 2 октября в 20:00 в Sveta Baar (билет 15.9€), постановку покажут 18, 20, 21, 23 и 28 октября в 19:30 (билеты на сайте Kanuti Gildi SAAL), а прочитать интервью можно ниже. 

Элина после операции / Фото: Личный архив

— Сразу упомяну, что это второе твое интервью для издания Äkki. Предыдущее было посвящено вечеринке USSR LGBT BFF PARTY, которую вы организовывали с Яаном Мяннима в апреле 2019 года.

Да, дважды делали [вечеринку].

— И больше не делаете, так?

Да, не делаем, но сейчас Яан переезжает в Берлин — его взяли в труппу Саши Вальц, так что, возможно, попробуем что-то подобное организовать уже там. 

— Ого, Берлин! Это супер, мне кажется, такая вечеринка очень в духе Берлина. Ты бывала раньше в Берлине? 

Да, давно. Теперь, надеюсь, буду чаще, так как появилась хата.

Перформанс Элины и Яана во время первой тусовки USSR LGBT BFF PARTY / Фото: Кристина Юманкина

— С чего начались твои музыкальные проекты? Вы вместе с Яаном учились в балетной школе, потом организовывали вечеринку, вскоре создали 5HORSES, а в этом году появился твой сольный проект Valge Tüdruk. 

У меня был молодой человек, который организовывал тусовки, и мне очень не нравилось, что туда ходит, (задумчиво), как сказать... Быдло? Я не понимала, почему он не организует что-то, куда бы приходили люди, у которых взгляды сходятся с его взглядами. И Яан особо не хотел ходить на такие тусовки, потому что там всякие чуваки подходили и могли оскорбить за внешний вид и поведение на танцполе. Я тоже чувствовала, что это…

— Не сейф-пространство?

Да. И мы решили сделать что-то свое, что стало бы отражением нашего мировоззрения. Отсюда и получилось такое название для вечеринки. Straight into your face (смеется, делая легкий взмах кулаком для наглядности). Решили, что важно упомянуть, что Эстония — постсоветское пространство; что это связано с дружбой (Яан и Элина лучшие друзья со времен школы — прим. авторки) и что мы поддерживаем ЛГБТ. Тусовка состояла из разных частей. У нас был план сделать два зала: один для более популярной музыки, второй — более «жесткий» зал, с андеграундом и перформансами. Не чтобы все это было в духе «мы пришли, чтобы побухать», а чтобы люди приходили и наблюдали за выступлениями молодых артистов; чтобы дать площадку для новых произведений. Это оказалось нелегко. Если публика приходит тусить, а ты делаешь там перформанс, то тебе нужно подстраиваться, зная, что люди не будут стоять и целый час следить за происходящим на сцене. Ну, и мы сами решили показать на самой первой вечеринке, что мы видим, и поприкалываться.

— Это как раз тот перформанс, о котором Postimees выпустили статью с заголовком «Бритье ног на сцене и поцелуи геев: как эстонская группа 5HORSES шокирует зрителей, пытаясь достучаться до них»?

Да (смеется). Тогда мы по сути просто читали под музыку.

Элина и Яан в составе 5HORSES / Фото: Noortebänd

— И, если я правильно понимаю, это был скорее политпротест, нежели музыкальное выступление?

Ну да, мы хотели объединить. Кто-то пришел послушать музыку, а кому-то было интересно смотреть за происходящим на сцене. После выступления люди начали интересоваться, что за трек, какие в нем слова, где можно послушать. И мы подумали: а было бы реально прикольно [записать песню]. И стали записывать песню. Но там еще был такой прикол, что бит, под который мы читали [на сцене], был не наш, поэтому пришлось думать, как нам сделать из этого свой трек. Мы связались с автором бита, Эмилем Зенко, который оказался музыкантом из Франции, говорящим по-русски, и он на определенных условиях дал разрешение на использование его бита в выступлениях и также в студийной записи песни. Сделали мы это все õhina põhiselt, то есть из чистого любопытства. Потом с друзьями записали видео со светом, операторами, массовкой и крутой локацией. Вот так и получился наш первый клип [5HORSES — Antonina]. 

— А как тогда появился твой соло-проект Valge Tüdruk? Почему вы не продолжили с 5HORSES, раз все так удачно начиналось?

Мы с Яаном писали следующие треки, и в какой-то момент творить вместе становилось труднее. Мы старались, но жили в разных городах: я училась в Вильянди, а Яан работал в Национальной опере «Эстония» в Таллинне. Стало все труднее сообща работать с битмейкерами и людьми, делающими продакшн. Тогда и я попробовала делать сама, и Яан тоже (соло-проект Яана Antonina Ho — прим. авторки). На самом деле, у меня было много треков в архивах SoundCloud, и первая песня [Valge Tüdruk — Tra Pls] была одной из таких. Мы просто слушали ее с друзьями, когда катались на тачке, и началось «надо записать клип, надо что-то сделать с этим треком». То есть, сначала была песня, а потом уже появились мысли и идеи по поводу того, что с ней сделать. А когда встал вопрос о том, как назвать себя как артиста, то поскольку в этом первом треке я пою про белую девчонку, то мы решили, что это достаточно хорошее емкое имя для моего нового проекта. Очень символичное и актуальное для Эстонии. 

— Ты считаешь, что больше белых девчонок должны выступать за права человека, осознавая свое привилегированное место в современном обществе?

Абсолютно. И не только белые. В Эстонии очень много артистов, которые говорят что-то или, наоборот, ничего не говорят, чтобы не потерять зрителей. Я это понимаю, но мне совесть не позволяет просто молчать и петь, я не знаю, о любви… Сейчас я двигаюсь в том направлении, чтобы производить более продуманную качественную в плане звука музыку. Первый трек Tra Pls, созданный в рамках проекта Valge Tüdruk, сделан больше для себя, но во второй трек Transparency вложено больше сил: я сама писала музыку, мы прорабатывали слова и смысл. И вообще, могу по себе сказать, что я все время стараюсь... Хоть у меня и два трека, но скоро будет уже три (смеется). Каждый раз я стараюсь сделать трек, который зашел бы людям с разными взглядами, но пока все равно не получается уйти от конкретного посыла. Я не могу слишком завуалированно сказать о том, что меня волнует. Хотя бы уже потому, что меня зовут Valge Tüdruk. 

Кадр из клипа Tra Pls

— Ты, насколько я знаю, росла билингвальной, то есть, можно сказать, что родной язык для тебя как русский, так и эстонский.

Да.

— А что по языковой составляющей в том же Transparency? Такой микс из эстонского, русского и английского ты выбрала специально?

Ага. Вообще, мы вроде даже с 5HORSES планировали записать трек на разных языках. Многие мои русскоговорящие знакомые слушают эстонскую музыку, а эстоноговорящие — русскую, но подобного микса почему-то нет, хотя в той же Швеции или Германии такого много. Так что показалось логичным в Эстонии соединить несколько языков в одной композиции. Если тебе важно — ты переведешь. Если ты хочешь, ты будешь петь эти слова, даже если у тебя неидеальное произношение на этом неродном языке.

— Мой следующий вопрос как раз был про твои дальнейшие планы в музыке. Куда держишь курс? 

В дальнейшие планы входит писать что-то, что зашло бы людям с разным бэкграундом. Например, как сделал Lil Nas. Его трек в топе, люди слушают, хотя могут не понимать, о чем именно идет речь. Третий трек мы делаем совместно с артистом Флорианом Вахлом. Трек достаточно конкретный, на тему феминизма. 

Элина после операции / Фото: Личный архив

— А что за новый трек? Афиши гласят, что ты презентуешь его в Sveta Baar в рамках Tallinn Music Week 2021.

Да. Sveta Baar — это единственное место в Таллинне, где Valge Tüdruk выступала (Элина выступала в Sveta Baar на Pride BÄM! второго сентября 2021 года, где выступала и эстоноговорящяя певица Manna — прим. авторки). В этот вечер второго октября будет также Флориан Вахл, с которым мы и делаем новый трек. Все началось с того, что первоначально TMW должен был быть весной. Я увидела, что со мной в один вечер выступает Флориан, и офигела, потому что я его большая фанатка и раньше очень много слушала его треки… И так совпало, что мне вскоре выпал шанс делать постановку в Kanuti Gildi SAAL, для которой нужен был музыкант. Ну я подумала, что было бы круто сосредоточиться на режиссуре (Элина закончила в этом году Viljandi Kultuuriakadeemia по специальности dance art — прим. авторки), передав полномочия в плане звука такому талантливому артисту. Я предложила Флориану работать вместе над моей постановкой, и уже в процессе, когда мы начали думать над музыкой, со мной связалась Кейти Мейер — одна из лучших мотоциклисток Эстонии — и, можно сказать, заказала у меня трек для трюка. И я подумала, что раз мы уже работаем с Флорианом, то было бы круто вместе его и записать. Попробовали разные варианты, решали, петь вместе или не петь, и в итоге сейчас получается так, что я написала слова и буду петь соло, а Флориан записал музыку и сконцентрировался на продакшене. Мне кажется, трек выйдет достаточно бомбическим! Почему феминистская тема? Потому что Кейти — единственная девушка в Эстонии, которая делает трюки на мотоцикле. И вообще теми трюками, что она делает, в мире знамениты непосредственно мужчины. У нее много планов на будущее, и чтобы поддержать ее, мы написали трек.

— Хочешь ли ты, чтобы к твоей музыке относились больше как к музыке, а не как к политпротесту и/или перформансу на остросоциальные темы?

Не знаю. Я не отношусь к музыке таким образом, что классические произведения на фортепиано — музыка, а электронные — нет. Для меня все является музыкой. Когда-то у меня была лайв-трансляция совместно с Ясмин (эстоноязычная певица YASMYN — прим. ред.). Там как раз была тема, что она не училась в музыкальной школе, а я училась, и вот мы обсуждали, какой вес у каждого из этих бэкграундов. И я не вижу, что в чем-то больше музыки, а в чем-то ее меньше. Где вообще кончается пение и начинается рэп? Не вижу этой грани. Для меня остаётся наиболее важной состаявляющей музыки ее посыл, месседж. Мне кажется, что перформанс только добавляет красок к музыке. Мне нравится совмещать, но мне также нравится больше работать с голосом. Например, в новом треке я больше пою и «показываю» свой голос, но это совсем не значит, что в любом из следующих треков я не сделаю обратного, вернувшись к читке под бит.

— Раньше ты занималась балетом, а потом ушла в театр и перформанс. Идешь ли ты от противного, поскольку в балете все структурировано и подвержено контролю, а в театре больше эмоциональной свободы и неконтролируемого body language, за которым на перформанс и/или хэппенинг как раз и приходят зрители?

Да, я училась в балетной школе, но не хотела стать балериной. Видела, что другие девочки хотят и у них получается намного лучше. У них генетически даже больше данных, располагающих к этому. Знаешь, нет проблем в духе «толстые ноги». Они работают над танцем и движениями, а мне приходится работать еще и над тем, чтобы меньше есть, и в общем… Это было слишком стрессово для меня.

Подготовка к съемкам тизера постановки для Kanuti Gildi SAAL

— То есть, хочешь подчеркнуть, что в этой индустрии очень распространена тема РПП (расстройство пищевого поведения), и что это не обошло стороной и тебя?

Да, абсолютно. Но я не считаю, что это плохо. Это профессиональная школа, и там, как и в любом виде спорта, у тебя специальное питание. Тебе не говорят вообще не есть, просто это питание некоторым дается труднее, а некоторым легче. Вот я и думала, что пусть этим занимаются те, кому это дается легче и приносит радость. Но я все равно училась там: мне нравились дисциплина, мой класс, местоположение этой школы. Танцы были на втором плане. На первом месте было комьюнити. На последнем курсе я не знала, что мне делать со своей жизнью. Мне казалось, что в искусстве я говно, так как в школе меня, грубо говоря, уже оценили и «слили».

Примерно в то же время в моей школе появился хореограф, который набрал себе с трех курсов труппу из пяти человек, куда я и попала. Мы ездили по всей Эстонии, дали примерно двадцать выступлений. Этот опыт дал мне понять, что нужно обращать больше внимания на современный театр, смотреть на своих ровесников. Мы с коллегами начали ходить, смотреть, узнали, что такое Вильянди, и потихоньку все закрутилось. Я стала думать, как туда [в Viljandi Kultuuriakadeemia] поступить, потому как у меня были большие комплексы касательно того, что вот приду я из школы классического балета в Вильяндискую академию, и там все окажутся очень прогрессивные, а я нет. В итоге я поступила, начала потихоньку делать. Во время учебы руководство университета очень поддерживало меня, приглашая и давая возможность выступать. А сразу после выпускного меня пригласили в Kanuti Gildi Saal, где сейчас я готовлю постановку Fairy Tale Arch, над которой мы как раз работаем с Флорианом. Благодаря этому шансу у меня есть возможность работать с людьми, с которыми мне действительно интересно, и которым у меня есть возможность платить за их труд. Премьера будет 18-го октября. На следующий день после выборов. А ЕKRE на втором месте. Пи****.

— О чем твоя постановка Fairy Tale Arch? Почему в качестве тизеров — кадры до и после операции? И какую роль эта операция играет в контексте постановки?

Постановка — об изменениях. Вообще, у нас сейчас три стейтмента (высказывания, изложение — прим. ред.). Думаем, выбрать ли один или оставить все. Стейтменты достаточно конкретные, но при этом дают много места для размышления. Первый — fluidity (текучесть, подвижность, жидкость — прим. ред.), потому что в нашем мире сейчас все довольно fluid, если отталкиваться от неолиберальности и всего такого. Второй — flag, который задает вопрос, как обозначить какое-либо из взятых нами изменений. В том числе чтобы понять, когда я по-настоящему меняюсь во мнении, а когда это просто компромисс. И вот пытаемся решить, сделать ли акцент на том, что все fluid или на том, что многие вещи все же нужно flag’ить, чтобы иметь более четкое (обозначенное) представление хоть о чем-то. А третий — finger («средний палец», направленный на искоренение репрессивного аппарата системы — прим. авторки). В общем, думаем сейчас, как это решить или скомбинировать… Но началось все с того, что у меня была идея сделать операцию под названием lip-lift.

До и после операции / Фото: Личный архив

— То есть, операция все же изначально не была связана с основной идеей постановки, а идея родилась уже непосредственно после процедуры?

Ну такое... Я бы наверное не проводила операцию, если бы не было возможности делать эту постановку. У меня была мысль попробовать когда-нибудь такое в будущем. Но я не думаю, что у меня была реальная нужда как у многих людей, которые обычно прибегают к операциям по изменению внешности. 

— Для тебя это все же своеобразный арт-акт?

Да, потому что когда мы встречались с Прийт Рауд, он сказал, что обычно они обсуждают идеи два года: общаются, поддерживают контакт, смотрят, куда идея развивается. А тут появилась возможность сделать премьеру моей постановки уже в октябре, и я сразу записалась на консультацию в клинику. Я пришла на консультацию с целью изучить вопрос и подумать, а мне говорят: «У нас через две недели как раз приезжает хирург, который готов провести операцию. Приходи, мы сделаем». Я сказала, что не знаю и мне нужно подумать, на что мне ответили: «Ты что, люди ждут, чтобы попасть на процедуру, а у тебя есть такой шанс все сделать в такие короткие сроки!» Я и подумала, что ладно, раз уж так все совпадает, и мне разрешили снимать происходившее в клинике, то использую это как дополнительный материал в перформансе. То есть, появилась крутая возможность заняться глубже этой темой...

— Операций по изменению внешности?

Ну и вообще темой «на что ты готова ради искусства». Была одна художница, Орлан, которая делала операции непосредственно во время перформанса, что я тоже думала сделать, но столкнулась с проблемой, что выступление должно проходить в такой форме, чтобы его можно было повторять. Найдя форму будущей постановки, я начала заниматься темой изменений. Нашла людей, чей личный опыт соответствует теме постановки. Например, одна из участниц по имени Кярт выступает против капитализма... Ну, как мы все. Но она решила изменить свое отношение к каким-либо донельзя капиталистическим праздникам. 

Кадр из тизера постановки для Kanuti Gildii SAAL

— Типа Нового года и Дня рождения?

Не только. Ты же знаешь, есть эта тема, что каждый день — праздник чего-то там. Например, день пончика или большого латте, — каких-то абсурдных вещей, короче. Так вот она отмечает каждый такой праздник уже 80 дней подряд, несмотря на то, что они суперкапиталистические и направлены в основном на потребление. Это такое изменение без временных рамок. У этого изменения нет ни начала, ни конца. Тут больше про процесс и выбор. А мое изменение уже прошло, и теперь я работаю с последствиями. То есть, я не занимаюсь этим изменением, а изучаю все, что с ним связано.

— С кем еще работаешь в рамках постановки?

Я очень хотела третьего перформера и все не знала, кого позвать. Думала-думала, и в последний момент я решила, что нужно задействовать одно комьюнити, с кем я очень сблизилась в последнее время. Это комьюнити глухих людей в Эстонии. У нас в постановке задействован Яан Хеллерман, который является президентом Eesti Noorte Kurtide Organisatsioon, и его изменение связано со слухом, потому что в 21 год он полностью потерял слух. Ребята из сообщества тусят в Sveta Baar да и вообще с охотой поделились фильмами и сериалами, чтобы я могла углубиться в изучение этого вопроса. Изначально я думала, чтобы было бы очень круто пригласить их всех на постановку, потому что, к сожалению, не многие театры могут себе позволить сделать представления доступными для глухих и/или незрячих людей. С фестивалями кино, например, иначе, там есть субтитры. В общем, в итоге я начала думать, планировать, а вчера (за день до интервью, 23 сентября — прим. ред.) впервые встретились с Яаном, чтобы обсудить детали. На встрече мы все открыли чат и переписывались, сидя рядом. 

— Про что стихотворение на сайте Kanuti Gildi Saal?

Стихотворение является абстрактным вступлением к постановке. В нем много пространства для того, чтобы зритель, который может не знать, о чем именно идет речь в постановке, мог дать волю фантазии и сам напридумывать что угодно. Там нет конкретики, но для меня это стихотворение является знаком, потому что страница с ним «выпала» мне, когда я хотела узнать, каким будет предстоящий процесс подготовки постановки. Я поменяла стихотворение, чтобы оно больше подходило под нашу тему, но вообще, там речь идет о том, что осьминожке отрезают лапы. И это сошлось с тем, что мне отрезали кусок лица.

5HORSES во время выступления на Noortebänd 2019 / Фото: Noortebänd

— А как вообще будет выглядеть постановка изнутри?

Поскольку все еще в процессе, то трудно ответить, как все это будет выглядеть на сцене. Мы собираемся по-разному общаться с публикой и дать им возможность повлиять на ход события постановки. Через процесс мы хотели бы менять язык, на котором общаемся, меняться вместе с музыкой, меняться вместе с тем, что происходит в помещении, и постепенно подходить к какому-то завершению, опираясь на диалоги философов. Также мы бы очень хотели сделать акцент на то, что мы ждем на показах людей с нарушением слуха — чтобы они тоже могли посмотреть такие современные постановки или даже поучаствовать в них.

— Я уже очень жду эту постановку, звучит многообещающе! Последний вопрос. В 2018 году на Delfi вышла статья «Ностальгия по детству и колядкам: студентка Элина любит в праздники проводить время с семьей», в которой ты говорила о том, какую важную роль в твоей жизни играет семья. А как ко всему этому, что происходит сейчас с тобой и вокруг тебя, относится твоя мама?

На самом деле моя мама очень поменяла свое отношение к ЛГБТ+ комьюнити и феминизму. Хотелось бы сказать, что благодаря мне, но я все же думаю, что она сама к этому пришла, просто раньше у нее не было четкого представления о том, что это и почему в этом нет ничего странного. Помню, в классе седьмом моя подружка рассказала мне, что она лесбиянка и что встречается с девушкой. Тогда я пришла спросить совета у мамы, на что она сказала, что не против того, чтобы мы с одноклассницей общались, но она не хотела бы, чтобы это было «слишком близко».

Тогда мы с той одноклассницей перестали дружить, но со временем возобновили общение, и я поняла, что в том, что моя подруга любит девушек, нет ничего страшного. Мы много говорили и эта тема стала интересовать меня все больше. Потом еще Яан (друг и соавтор совместного музыкального проекта 5HORSES — прим. ред.) «вышел из шкафа», так что в какой-то момент это стало нормальной частью жизни для меня, а вскоре и для моей мамы. Сейчас мама углубляется в еще более щепетильные темы, например, самоидентификации, да еще и понемногу вовлекает моих бабушку с дедушкой. Мои друзья говорят, что мне очень повезло с мамой. 

Элина на соревнованиях по гимнастике AKRO2007


Ева Ойжинская